7 Ияра 577912 мая 2019
Уфа, ул. Блюхера, 1/1

Историки считают, что первые евреи попали в Сибирь вместе с польскими военными, взятыми в плен в ходе войны 1623-1624 годов.

В дальнейшем многие евреи попадали в Томск в качестве так называемых «николаевских солдат». Согласно Указу императора 1827 года была введена натуральная воинская повинность для евреев (ранее они не призывались на военную службу). Были специально созданы кантонистские школы, куда помещались дет с 12 лет, а то и с более раннего возраста. По достижении 18 лет они становились солдатами царской армии, служили 25 лет, а потом могли селиться вне «черты оседлости». После установления «черты оседлости» в конце XVIII века в течение многих лет евреи попадали в Томск, в основном, как ссыльные и каторжане.

В 1837 году, как свидетельствуют архивные записи, в городе проживало 35 иудейских семей. Ими было подано ходатайство властям с просьбой разрешить создание общины. В середине XIX века для молитвенных собраний был приобретен небольшой дом в районе Песков на улице Магистратской, рядом с Сенной полицейской частью. Вторую синагогу построил во дворе своего дома купец 2-й гильдии М. Каминер. «Каминерская» синагога в последствии была перестроена и функционировала до 1947 года. Третья – «Солдатская» синагога – была построена на средства бывшего кантониста и одного из немногих евреев царской России, получивших офицерское звание. Это деревянное здание сохранилось до наших дней и находится на пересечении улицы Белинского и проспекта Фрунзе.

К 100-летию уфимской синагоги

 

Шел 1915 г... Толпы беженцев и отселенных из западных губерний Российской Империи появились в Уфимской губернии. Значительная часть из них были по вере иудеями. Учитывая это, губернские власти разрешили строительство на собранные общиной средства новой каменной синагоги рядом со старой деревянной. Так появилось это здание, ставшее одной из достопримечательностей и памятником архитектуры нашего города.

Еврейская община стала формироваться в нашем регионе с 1859 г., когда почти ежегодно отдельные категории евреев в соответствии с указами Александра II начали получать право жительства вне черты еврейской оседлости – купцы первой гильдии, отставные николаевские солдаты, ремесленники, многих из которых приглашались специально. Они понимали, что дальний переезд, отрыв от родных мест, привычного образа жизни чреват быстрой ассимиляцией, и стремились сохранить себя в иудаизме, и иудаизм в себе. Этому могла способствовать только синагога.

В «Еврейской энциклопедии» Брокгауза и Ефрона указано, что еврейский молитвенный дом в Уфе был основан еще в 1855 г. Он предназначался для отправления религиозных потребностей кантонистами и временно приезжавшими сюда купцами еврейской национальности.

В1896 г. было разрешено его официальное существование. К этому времени в Уфимской губернии проживало около 700 евреев, половина из которых - в Уфе.

Первоначально синагога располагалась в деревянном здании по ул. Ханыковская, 54 (ныне — ул. Гоголя, 58), построенном к этому времени на средства еврейской общины. Рядом находилась двухэтажная каменная школа.

         Согласно семейным преданиям и воспоминаниям старожилов, обязанности раввина выполнял переехавший из Минска с семьей в 1876 г. чулочных  дел мастер, мой прадед Лейба (Леонтий) Аронович Голынко, снимавший квартиру рядом с синагогой. Семья Голынко держала кошерную столовую для холостяков.

         В 1900 г. выбранным общиной и утвержденным властями казенным  раввином стал провизор Герман Левитан. С 1901 по 1914 год общественным раввином был зубной врач Меер Иосифович Аптекарь.

В Уфимских адрес-календарях печатались в отдельные годы, наряду с другими, даты еврейских праздников в иудейском и христианском летоисчислениях.

Улица Гоголя. 100 лет назад

Открытие в 1915 г. каменного здания стало событием огромной важности не только для общины. В городе появилось прекрасное здание, в декоративном убранстве которого были произвольно использованы элементы классицизма, барокко, модерна, византийского и неорусского стилей.

Синагогальный комплекс состоял из двухэтажного двухсветного молитвенного храма, двухэтажного здания, где находился хедер и жили служители культа и учителя. Старое здание было переоборудовано под общежитие для бесплатного проживания стариков. Здесь же находилось помещение, где работал резник, и миква. Неподалеку, на углу нынешних улиц Свердлова и Карла Маркса находился магазинчик, где продавали кошерное мясо.

Значительную роль в организации и сборе средств для этого строительства сыграл переехавший в Уфу из Астрахани с восемью детьми двухметровый красавец Мендель Янкелевич Буждан, сын раввина, внук николаевского солдата.

Постепенно в центре Уфы в пределах нынешних улиц Валиди, Цюрупы, Революционной, Зенцова стал образовываться район компактного проживания евреев, особенно много их жило неподалеку от синагоги: в Электрическом переулке, примыкавшем к электростанции Коншина, улицах Большой Успенской, Бекетовской, Каретной, которые в народе называли «еврейскими».

         Здесь жили простые, набожные, трудолюбивые, законопослушные, физически крепкие люди, располагались их мастерские и лавочки. Объединяло этих людей не только совместное проживание, но и язык, религия, социальный уровень, образ жизни. Состав населения не мог быть стабильным: кого-то выселяли, кто-то сам срывался с места в поисках лучшего положения.

         Состоятельные образованные евреи, селившиеся на Центральной, Большой Казанской, Александровской улицах, также принимали участие в жизни еврейской общины, оказывали материальную помощь, заступались за выселяемых.

В Уфимской губернии

В 1914–18 гг. уфимским раввином был Шимен Абрамович Богин (1859—1918), потомки которого до сих пор живут в Уфе.

В первые послереволюционные годы существовал Совет Уфимской еврейской общины, который возглавлял общественный раввин Исаак Марголин, в 1920 году мобилизованный в отряд особого назначения.

В годы Гражданской войны в Уфимскую губернию, где была относительно спокойная жизнь, и сосуществовали различные партии и течения, устремлялись бесконечные потоки беженцев, жертв белого (а порой и красного) террора, размещавшиеся в 1919 году в синагоге.

Уфимский еврейский временный комитет помощи жертвам войн развернул еще в конце 1917 г. «очаг». Были оборудованы амбулатория, богадельня, два «детских» очага, уфимское общественное еврейское училище с библиотекой.

В 1919 г. при Уфимском Губкоме РКП (б) была организована еврейская секция, создавшая комиссию по окончательной ликвидации еврейской общины. Коммунисты считали, что она является «очагом клерикальной реакции, препятствующей проведению диктатуры пролетариата среди еврейских трудящихся масс».  Были опечатаны и запрещены к изучению книги на древнееврейском языке.

«Поп, мулла, раввин - миром мазаны одним!»

В 20-е годы под влиянием атеистической пропаганды молодое поколение отходит от религии.

«Поп, мулла, раввин - миром мазаны одним!», — распевали, носясь по улицам,  уфимские мальчишки.

Постановлением БашЦИКа от 29 декабря 1929 года синагога подлежала закрытию.  6 января 1930 года состоялась приемка помещения и передача имущества еврейского молитвенного дома, в состав которого входило, в числе прочего, 12 свитков Торы с принадлежностями, 2 серебряных скрижали, 2 попоны для лошадей, употребляемых во время похоронной процессии, катафалк с летним и зимним ходом, водокачальная пожарная машина.

Все это было передано еврейской общине по описи. Здание бывшей синагоги, дощатый сарай с ключами от последних были приняты  представителем Союза безбожников.

В это же время начинают закрывать церкви и мечети, а служителей культа подвергают репрессиям.

Уфимский «цадик»

Почти 70 лет видную роль в жизни уфимской еврейской общины играл сапожник Самуил (Шмуэль) Мовшевич Гершов, прибывший в Уфу в 1915 году вместе с женой и шестью детьми. Из многочисленных воспоминаний людей возникает образ подлинного цадика, «святого человека», как называли его уже при жизни.

23 октября 1931 года он обратился к председателю Башкирского ЦИКа с жалобой, в которой писал (приводится с сокращениями - Э.Ш.): «Наступил 1929 год, а с ним вместе наступил резкий жилищный кризис. БашЦИК вначале отобрал школьный двухэтажный дом, выселив учителей-евреев, а в 1930 г. и каменную двухэтажную синагогу передал НКВД, попросив предоставить верующим другое помещение. Но НКВД 19 августа 1930 г. известил, что свободных помещений не имеется. Поэтому просим БашЦИК сделать соответствующее распоряжение о возврате нам нашего единственного во всей республике старого молитвенного дома по ул. Гоголя.

БашЦИКу остается сказать свое авторитетное решение, совершив акт справедливости и законности».

Тем не менее, в том же году в каменном здании с витражами, на которых были изображены шестиконечные звезды Давида (!), расположился клуб имени одного из руководителей НКВД республики Матвея Погребинского. Синагоге повезло больше, чем Погребинскому, застрелившемуся в 1937 г., дабы избежать ареста. Бывший молельный зал и 2-хэтажный жилой дом были соединены заключенными ГУЛАГа, а  после войны пленными немцами сделан пристрой. Так возник театральный комплекс, в котором находились Башгосфилармония, открытая в 1939 г. по инициативе композитора Г.С. Альмухаметова, и Русский драматический театр.

После закрытия синагоги молились по домам и, чаще всего, у Гершовых. «Органы» требовали, чтобы он перестал устраивать молельни, но он настаивал, чтобы вернули синагогу и по-прежнему собирал «минъян» (кворум из 10 мужчин, необходимый для чтения молитвы).

Гершов прекрасно понимал, что синагога поддерживала бы стремительно уходящие самосознание и духовность в среде менее ассимилированных евреев.

В годы Великой Отечественной войны, когда культовые здания временно передавали верующим, она поддерживала бы эвакуированных и беженцев из бывшей «черты оседлости».

Община перешла на полулегальное положение: подпольно молились, пекли мацу. В конце 1940-х гг., в ответ на требование выдачи религиозных книг, члены общины упаковали их в ящики и глубоко закопали на еврейской части Ивановского кладбища.

                                   Десятилетия спустя

           В 1986–87 гг. здание было перестроено, но и сегодня большое фойе сохраняет, по словам архитектора М.П. Мазина, планировку и основные архитектурные элементы синагоги: балкон с фигурными окнами, где раньше молились женщины, балюстраду второго этажа с  точеными столбиками-балясинами. Оказавшись в бывшем молитвенном зале, восхищаешься настоящей храмовой акустикой, любуешься  полукруглой алтарной частью, где когда-то находился у восточной стены Арон-кодеш, ковчег со свитками Торы, закрывавшийся  вышитой завесой - парохетом‏‎‎‎. Горел здесь когда-то «постоянный светильник».

 «Весной 1992 г. делегация еврейской общины обратилась к мэру Уфы М.А. Зайцеву с просьбой предоставить помещение для синагоги. Прочитав жалобу Гершова в БашЦИК, он спросил: «Его расстреляли?». Удивительно, что он прожил еще 51 год и не был репрессирован ни в 1937–38, ни в 1950–53 годах. Умер Самуил Гершов в 1982 г.,102 лет, окруженный детьми, внуками, правнуками», -  писал в газете «Вечерняя Уфа» в статье «Где помолиться бедному еврею?» его внучатый племянник Владимир, в то время - депутат уфимского городского Совета.

Когда филармонию посетили гости из Израиля, представители администрации полушутя-полусерьезно спросили: «Отбирать пришли?».

В первые годы деятельности клуба любителей еврейской культуры «Штерн» (потом «Кохав») здесь проводились праздничные мероприятия.

 

В начале второго тысячелетия здание было перекрашено: бурый цвет заменили светло-зеленым, более нарядным, но исторически неточным.

Весной 2008 г. огромное новое здание синагоги открыло свои двери. Но, это – уже другая история...